18:09 

Kimpatsu
Я научу тебя быть блондинкой!
Суккуб

Ты ведь знаешь, что это не сон,
Не творение тайных фантазий.
Ты не в силах прогнать меня вон,
И не в силах прервать нашей связи.

Я не раз ещё в дом твой войду,
Дар от ада, небесная кара.
Просыпайся в холодном поту,
Не пытайся сбежать от кошмара.

Не вини. Я лишь мраку служу,
Ровня монстрам, подруга вампирам.
Поцелуем тебя разбужу,
Когда тьма обретёт власть над миром.

Мой закон – лишь желанье твоё,
Ты совсем не почувствуешь боли.
Не хватайся за жизнь, ведь её
Ты отдашь мне по собственной воле.

Ты ведь знаешь, тебе повезло,
Ведь последняя ночь будет сладкой.
Надо мной власть имеет лишь зло –
Управлять не пытайся загадкой.

Знаешь, путь твой давно предрешён
Силой той, что обоих нас выше.
Убедился ты: это не сон,
Только жалко, что больше не дышишь.

23:47 

О друзьях.

Что уготовила судьба?
Сиё мне не дано узнать,
Или любовь, или война,
Или грустить, или страдать

Любое мира измененье
Придётся с радостью принять
Ведь нам придётся без зазренья
По неизвестности шагать.

Ведь всё что выпадет нам вскоре,
Возможно, задано судьбой,
Возможно, что несёт нам горе,
А может, холод или боль.

Но вы поверте, что с друзьями
Вам будет проще всё прожить,
Друзья повсюду будут с вами,
И смогут вас огородить.

Ну, а последние минуты
Когда останется прожить
Те, кем не будете забыты
Помогут вам глаза закрыть.

@музыка: Ария - Герой асфальта

@настроение: боевое

00:19 

о Человеке.

Твоя редчайшая привычка
Считать виновной лишь себя,
Что для людей так необычна,
Их не доводит до добра.

Но многим нравится, бесспорно,
Твоя привычка сострадать,
А что ночами ты бессонна,
Их не должно уж волновать.

Они не пОняв твои чувства,
Считают, им принадлежишь,
И раскрывая свои чувства
Считают к ним ты побежишь.

Потом, обижены судьбою,
Им проще всех тебя винить,
Они хотят не быть с тобою
Они хотят тебя купить.

А ты, всё следуя привычке,
Коришь себя под песню лжи,
Себя считаешь виноватой
В себя вонзаешь их ножи.

Ты навсегда оставь себе,
Свою способность сострадать,
Ведь люди тянутся к тебе
Ценя способность их понять.

Но береги святую душу,
Не всем дано её понять
А кто осмелится к такому,
Тот будет долго понимать.




@музыка: Кипелов - Беспечный ангел

03:41 

lock Доступ к записи ограничен

Вольт
Помнишь я говорил, что люблю тебя? Забудь нахрен.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:36 

•† Why? †•

•†Lonely†•
•†Что само ушло, может само и вернуться.†•
Женщина вечно опаздывает :



/Мужчина уже влюбился, а она еще нет/
/Мужчина уже разлюбил, а она еще любит/


19:21 

•† Не торопитесь †•

•†Lonely†•
•†Что само ушло, может само и вернуться.†•


Не торопитесь уходить!
Постойте у открытой двери!
Нельзя же с легкостью забыть
Тех, кто вас любит, кто вам верит!

Не торопитесь отвергать,
Когда вам душу открывают...
Достаньте мудрости печать,
Сумейте просто промолчать!
Вы ведь сумеете, я знаю.

Не торопитесь разлюбить,
Все чувства сразу отвергая, -
Тепла вам может не хватить,
Чтоб отчужденья лед растаял.

Не торопитесь успевать,
Найдите миг остановиться!
А вдруг получится узнать
И там, где надо, появиться...

Не торопитесь все забыть,
От вздорной мысли отмахнуться...
Как нелегко все возвратить!
Как нелегко назад вернуться...

23:22 

Мой многострадальный рассказ.ЖЖ не катит.

боярышник
Кровью клоунов замазаны окна. В кодексах — та же надменность и сырые гербарии
С тех пор и навсегда.
Предисловие.


Мы все живём в странном мире и все об этом знаем. Мы рождаемся, существуем, плодим себе подобных и умираем под лучами солнца (или Солнца – кому как больше нравится) – это тоже понятный всем, неопровержимый факт. Некоторые из нас, людей, пытались объяснить себе причину всего этого, но вряд ли объяснили, а если и объяснили, то мне об этом не сказали. И это нормально. Другие люди живут в поисках своего места под солнцем, в вечной борьбе с собой и окружающей средой, а также понедельниками и субботой. Они, наверное, находят своё и сидят на нём, как золотые драконы на несметном сокровище и скелетах погибших людей. Третьи вообще не задаются вопросами целей – им важнее средства. Средства достижения непонятно чего – цели их не волнуют.
Но эта история, в общем-то, не о них. Точнее, и о них тоже, но в основном – нет; так вот: под солнцем жило существо, написавшее чёрным маркером на двери подъезда:

«Мы все живые. И ты – тоже живой. Ты существуешь – помни об этом.
Если ты идёшь – не упади, если плывёшь – не захлебнись,
Если удалось взлететь – лети, а если разбился – умирай.
Если полюбишь – люби, как можешь, не скрывайся, а ненавидеть не стоит – себе дороже.
Если таишься – не попадись, когда крадёшь – береги руки,
Лжёшь – лги так, чтоб задушить правду, а говоришь правду – постарайся никого не убить.
Убьёшь – не воскресишь; постарайся забыть. Если тебе слишком тяжело – сбрось лишний груз,
Слишком легко – возьми ещё.
Когда тепло – наслаждайся, холодно – терпи. Есть печь и дрова – разожги огонь.
Пой так, что бы слышать себя – слышат ли они – не важно.
Живи, иди, лети, люби, лги и говори правду, забывай и помни, наслаждайся и терпи. Пой.
И ты останешься навсегда. С тех пор, как встало солнце…»
… И люди, которые это прочли…
*

I.
-

… Солнце встало на востоке. Нежно розовый свет медленно омывает чёрные комки смога, повисшие в небе, словно громадные лужи масла на водной поверхности, и лежащие под смогом, поросшие сухим осенним бурьяном холмы – розовые волны охватывают каждый листик растущих под ними ив, каждую кочку подхолмных болот, каждый корень и одинокое пушистое белое облачко. Оно повисло маленькой белой собачонкой, брошенной на середине этого бескрайнего синего поля – она отчаянно жмётся к синему куполу и не замечает, как он тихо и неумолимо растворяет в себе это одинокое облако. Вот его уже и нет. Над холмами летают стаи птиц – они прощаются с теплом этого края, потерянным ими на эту зиму; скоро в путь.
А под их невидимой дорогой, здесь, на западе от солнца и болот лежит город. Или Город – он здесь один – ошибиться трудно, так что имени ему я давать не стану. Город – серые кипы домов, трубы промзон, главы старинных церквей, дикие красные уличные фонари, деревянные сельские кварталы, усталые утренние троллейбусы и грустные журчащие машины, скверы, забросанные газетами и павшими листьями, лавочки и пустые переходы метро. По бульварам под потухающими глазами уличных светил идут люди и жёлто-красные звонкие трамваи – их тяжёлые рессоры соскребают сталь с больных рельс. В окне дома кто-то раздвинул шторы, потянулся и пошёл принимать душ; кто-то очнулся от счастливого забытья и зарыдал – его тоненькие всхлипы слышны кошкам, трущимся о ноги соседок и соседей. А на балкон высокой ярко-жёлтой башни-новостройки вышла прекрасная принцесса – назло городу и всему миру нагая под розовое масло солнечных лучей. На кольце завёлся автобус – старенький лиазик после жестокого избиения водителем - и пошёл искать тех редких людей, которые уже выползли на осенние улицы. Город оживал; бортпроводники спешили на отходящий куда-то поезд, а толстый чумазый кот инспектировал зелёненькие мусорные баки с видом существо, познавшего смысл солнца.
С усталых старых клёнов осыпалась листва; ветра не было, и листья, тихо шурша, ложились на полусухой асфальт. По старой аллее иногда проходили люди – их лица выражали крайнюю озабоченность этим солнцем и утром, а главным образом тем, что они куда-то опаздывают. Все люди либо очень торопились, либо были чересчур заняты собой, чтобы заметить парня, сидевшего на спине облезлой скамейки рядом со спортивной сумкой средних размеров. Сумка издали напоминала чёрную собаку, а так – огромного кота, который с удовольствием щурился на восходящее солнце. Парень сидел и молчал – у него не было привычки говорить с собой или своей сумкой; он смотрел в одну точку, возможно, на трубы котельной или зелёную жестяную крышу дома напротив – однако, он точно был занят своими мыслями. За его спиной возвышалась серая стена, за стеной – Город. А перед глазами парня желтел парк, за парком – котельная и зелёнокрышие дома. За домами вставало солнце. Он глядел на чёрные стёкла домов, на листья, ползущие по земле куда-то – на крышах и деревьях собрались разномастные птицы и начали свой странный разговор. А парень достал из кармана серой куртки телефон, набрал чей-то номер и позвонил. За одним из окон раздался пронзительный звонок.
II.
- Привет.
- Привет…
- Ты помнишь меня?..
. . .
- Конечно.
- Да или нет?
- Скорее да, чем нет… щас, забудешь его!
- Ты чего такая злобная?
- Да нет, ничего. Просто я в туалете сидела, когда ты позвонил…
- Прости…
- Забей. Чего звонишь?
- Сложно объяснить…
- Вперёд – объясняй.
- Мне нужно тебя видеть.
- Ах, вот как! Нда-а. Хочешь, я угадаю, что случилось? С неба упал самолёт? Тебе на голову? Болит? Или, может, тебе квартиру залило? Так, колись: тебя опять кто-нибудь бросил?
- Нет. Не в этом дело.
- Да? А в чём же? Где ты есть-то?
- На аллее напротив твоего дома. На лавочке.
- Ясно.
. . .
- Так ты идёшь?
- Угу. Сейчас только поем, приму душ, посмотрю телик, надену штаны, помою пол на кухне…
- Выползай.
- … и тогда… может быть…
- Пока.
- - - - - - - - - -

to be cont. пока там четыре части.

@музыка: ДДТ - Я получил эту роль

16:32 

Дружба.Болезнь...

боярышник
Кровью клоунов замазаны окна. В кодексах — та же надменность и сырые гербарии
Дружба - это броня.доспех от солнца и ветра.от взглядов других.кто тебе "другой"?
Дружба - это броня.хорошо, когда она крепк.что-то вроде стали.или трухлявой кости...
Дружба - это ковчег.хорошо, когда в дереве нет гнили.нет червей.
Дружба может выдержать сильнейшие бури.и держать самый тяжёлый груз.иначе...какая же это...
Дружба...
Дружба - это любовь.не сомневайся.не спорь.поверь...
Дружба - это бриллиант. сколь маленький, столь дорогой.редкий...
Дружба - это любовь.но что же такое "любовь"?есть много вещей с таким именем...
Дружба... у меня нет друзей.нет друзей.но я люблю... почему так?
Не понятно.
не понятно.
объяснишь?


@музыка: Moby - sunday

20:33 

lock Доступ к записи ограничен

Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще!(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:45 

lock Доступ к записи ограничен

"И не свита та петля, чтобы меня удержать..."(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:44 

lock Доступ к записи ограничен

Tilbert Spiegel
Lux aeterna!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

главная